The law is harsh, but it is a law.

One can hardly argue with that. In any law the life of a human is above everything. And it is not permitted to buy freedom, which one gets deprived of for taking away one’s life, in democratic countries. Although, in our country people, who became famous by blaming the authorities for breaking laws written by themselves, do their best to blame them for being law-abiding if they get themselves into a difficult situation.

There was ever and everywhere a division in the public opinion between “the bad authorities” and “the good ones standing against it”. In this case there is no discussion of the classical government-opposition tandem. More likely, it is a sort of cohort of the population, which is not mostly critical of the policy, but spots out violations of law by all types of authority and therefore defends the rights of “the insulted and humiliated” i.e. of all the electorate in the street (as well as the cockroaches, animals, plants and so on).

For the last couple of decades these people were known by a fancy name – rights activist.

In most cases this role is taken by either educated attorneys or random people thirsty for power and publicity. No one takes the second type seriously – their statements are rather of “all are bad” type, with no valid ground to it. The first ones are attempted to be taken seriously, both inside the country and abroad. Well, these citizens quite frequently break the law themselves, then convert themselves into the second type of opposition, yelling that the government is bad and has been caught in this act of law violation.

That was the very case with the head of the Kazakhstan international human rights and law observance bureau Evgeny Zhovtis. Many times over, he would defend citizens injured in road accidents by officials of different level and getting themselves blamed for not being “in the right place at the right time”. This time he found himself involved an accident causing a human death – he knocked down a young man by the name of Kanat Moldabayev.

The defence of Zhovtis, who was a veteran of cases such as that, was based on the mere statement that Kanat was guilty himself – he was walking along the roadside at nighttime. They tried to make believe that the young man threw himself under the wheels of the car with the purpose of setting the famous human right activist up.

Then it was said, that Evgeny Zhovtis had to be released, because the sides have agreed to “an absence of claims” against each other. How could the sides agree to forgive a death? Even the law does not understand it. Unlike anybody else, Zhovtis must know it in the first place.

In any case it is much more convenient to set the case in such light as necessary – he was walking around, waiting for the car and finally jumped under it. And it was all done to discriminate the fair name of the Kazakhstan international bureau of human rights and law observance director Evgeny Zhovtis. There were even suggestions that the “official government” has allegedly staged the accident – forced Kanat to roam along the roadside at night. It can’t be called anything but delirium. The rights activist confessed that has seen the youngster, but could not predict that he would get out on the road. The statement “could not predict” sounds somewhat absurd – the driver has to be attentive; the road does not tolerate inattention.

To prove themselves right, Zhovtis’s lawyers lay out the fact that the accident took place right before Kazakhstan’s presidency at the OSCE – as if they wanted to shut the mouth of a talkative right activist. It sounds even sillier than a mere setup. Presumably Zhovtis makes much less noise than the whole of his defending pack, which tries to whip up a universal scandal out of a certainly tragic, but rather ordinary road accident.

Yet there is something else that is unclear. If  Zhovtis is really so vehemently into law observance, and admits his guilt for the death of a man, tries with all his might to stand against the law itself – we came to an agreement, I killed their son and offered money as a compensation – free me who is so good and world-famous. What kind of trust can such citizens expect from Kazakhstani and international organizations? There is no country in the world where a murder convict, even if it was an unpremeditated murder, would be set free for the sake of his name. In the motherland the only English speaking comrade is being covered up by means of wiggling about democratic principles.

* * *

Закон суров, но это закон.

Против этих слов вряд ли можно что-то возразить. В любом законе человеческая жизнь превыше всего. И покупать за деньги свободу, которой лишаешься, отняв чужую жизнь, не разрешено в демократических государствах. Однако в нашей стране люди, сделавшие себе имя на обвинениях власти в нарушении ею же написанных законов, попав в затруднительную ситуацию, готовы сделать все, чтобы обвинить те же власти в законопослушности.

Всегда и везде существовало деление общественного мнения на «плохую власть» и «хороших ей противостоящих». Речь в данном случае не идет о классическом тандеме власть-оппозиция. Скорее «противостоящие» – эта некая когорта населения, не столько критикующая политику, сколько замечающая нарушения законов любой разновидностью властей и, следовательно, защищающая на этой основе права «униженных и оскорбленных». То бишь всего обывательского электората (а также тараканов, животных, растения и т.д.).

Таковых в последние пару десятков лет стали называть красивым словом – правозащитник. Чаще всего в этой роли выступают либо грамотные юристы, либо алчущие власти и известности абы кто. Последних никто всерьез не воспринимает – их высказывания скорее из разряда «все плохие». Без юридического обоснования почему плохие. Первых пытаются воспринимать всерьез. Причем не только внутри страны, но и за ее пределами. Но нередко бывает и так, что, пользуясь собственной известностью, эти граждане сами нарушают закон. И тут же преображаются во вторую категорию – вопя о том, что власти плохие и их на этом нарушении поймали.

По сути именно так и получилось в случае с директором Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Евгением Жовтисом. Он ранее неоднократно выступал в защиту граждан, пострадавших в ДТП с чиновниками разного масштаба, а в итоге еще и обвиненных в том, что «не в то время оказались не в том месте». Но сейчас сам оказался замешанным с аналогичном ДТП. Причем в качестве виновника происшествия, повлекшего смерть человека – он сбил на дороге молодого человека – Каната Молдабаева.

Вся защита Жовтиса, поднаторевшего в подобного рода делах, строилась на одном – Канат сам виноват – ходил ночью по обочине. Пытались изобразить, что молодой человек специально бросился под колеса известного правозащитника, дабы «подставить» последнего под статью. После заявлялось о том, что Евгения Жовтиса надо выпустить, потому что «стороны договорились об отсутствии претензий друг к другу». Как стороны смогли договориться простить смерть? Этого даже закон не понимает. Кто-то, а уж Жовтис должен об этом знать в первую очередь.

Но кому-то гораздо выгоднее представить все именно в нужном свете – ходил, выжидал машину, потом под нее бросился. И все – дабы опорочить светлое имя директора Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Евгения Жовтиса. Высказывались даже версии о том, что это де «официальные власти» инсценировали ДТП – заставили Каната разгуливать ночью по обочине. Иначе как бредом это не назовешь. Ведь правозащитник и сам признавался на суде – видел парня, но не ожидал, что тот на дорогу выйдет… Вариант «не ожидал», правда, в данной ситуации звучит как то странно – водитель всегда должен ожидать – дорога не терпит невнимания.

Но в доказательство собственной правоты, защитники Жовтиса приводят тот факт, что случилось де все накануне председательствования Казахстана в ОБСЕ – мол, хотели заткнуть рот говорливому правозащитнику. Это выглядит еще глупее, чем просто «подстава». Наверняка от Жовтиса гораздо меньше шума, чем от всей защищающей его свары, которая всеми силами пытается сейчас раздуть вселенский скандал вокруг, собственно говоря, трагического, но достаточно рядового дорожно-транспортного происшествия.

Непонятно другое. Если Жовтис действительно столь рьяно болеющий за соблюдение законности гражданин, да еще и признающий свою вину в гибели человека, всеми силами пытается противостоять самому закону – мол, мы тут полюбовно договорились, я им сына убил, а взамен деньги предложил – освободите меня, хорошего и всемирно известного… О каком доверии к подобного рода гражданам, как со стороны казахстанцев, так и со стороны международных организаций может идти речь? Ни в одной стране мира за убийство, пусть и непреднамеренное «за имя» не отпускают. В отечестве же, размахивая «демократическими принципами» пытаются отмазать «единственного говорящего по-английски» товарища.

Share