The things to come next year

Andrei Grassmich

Several years ago the now-Prime Minister of Russia, Vladimir Putin, said the following phrase in Munich: “They are trying to turn the OSCE into a vulgar tool to ensure the foreign political interests of one country or a group of countries in relation to other states”. There are some six months to go until Kazakhstan would confirm or overturn the politician’s words.

The republic was preparing for this event for almost five years. In 2004 Bulgaria, the then-leader of the organization, declared that Kazakhstan would be capable to undertake the control over one of the major unions of the Old World for one year. At once, the political reforms program, the new elections code were developed and implemented in the country, the process of power decentralization, the reforming of the judicial system, and the development of civic society institutions have started. The successfulness of these initiatives would be judged by historians rather than contemporaries; and the European leaders who do not fully agree with Nazarbaev’s internal policy, were waiting for the time when the situation in the country would become more or less steady. Kazakhstan did not become the chairman of the OSCE in 2009 in many respects because of the fact that the organization waited not just for the declaring of economic and political reforms, but also for the actual implementation of these reforms. Of course, we did not manage to set up a sound dialogue with literally every inhabitant of the country in a couple of years. But Europe and America, as it seems, have already noticed the positive trends. In the eyes of the Europeans used to parliamentarianism the most important thing was the reform of 2007, when Kazakhstan became a presidential-parliamentary republic with a rather strong partisan movement. Moreover, the very membership in the organization was saying that Kazakhstan has taken the path of Western democracy, and is firmly standing on it; and not just standing, but also walking it bit by bit. Even the Kazakhstani opposition has joined this process, by developing and proposing its “Kazakstan in the OSCE Road Map”.

The year 2010 will probably become the most important year for the republic on its way of formation. It is not a secret that Europe made this step rather cautiously. The main threat for Kazakhstan on this path is the blatant lobbying of its interests and of its neighbors’ interests. Uzbekistan does have some of those in Europe, as it is about time to start vindicating itself in the eyes of the entire world for the numerous “incidents”. Turkmenistan is holding on to a rather independent position in relation to the Old World countries. They either have received all they wanted from the EU or would soon get it. Kyrgyzstan has not yet declared anything about its interests in Europe to anyone. They are implementing several programs in the OSCE direction, but Bishkek is in for a hot summer encumbered with presidential elections, therefore, an eventful summer is guaranteed to the inhabitants of the neighboring country. Tajikistan, where electricity is supplied in the regions only on special holidays, is engrossed in solving internal problems as well.

While there are no orders from the neighbors, Kazakhstan is forced, as they say, to think both for itself and for “the other guy”. One of the main intangible advantages of the country’s chairmanship in the OSCE is the improvement of the country’s image in the eyes of potential partners, and not just for one or even for two years, as the country leaders are hardly likely to settle for the things they’d achieve. The ability to solve the problems of all the interested parties would also influence the foreign political look of Kazakhstan. As early as now it is easy to observe the calls for Nazarbaev to take care of some matter or another with major players holding on to polarized positions. The ability to set up contacts with everyone and to prove with deeds the unprejudiced attitude to the participants of any dialogue would directly influence the amount of the dividends that the country is likely to receive. And there are quite a lot of them.

For now the Kazakhstani Ministry of Foreign Affairs has set up just the principal work scope. It is in line with the organization’s main tasks – to strengthen the military and economic cooperation. Therefore, the two matters that are most important for Kazakhstan are to provide actual help in the regulation of the Afghanistan problem and to establish an Asian-European transport corridor from the Baltic Sea to the Pacific coast of PRC. As for Afghanistan, in this case Astana can offer mediation services in establishing and undertaking a dialogue. Another thing is that it was already offered by Kurmanbek Bakiev, only with regard to Bishkek. Anyway, Kazakhstan has an advantage here as well, as Kyrgyzstan is unprepared for this neither from the infrastructure nor from the human resources point of view. Another argument against Bishkek is the fact that Kyrgyzstan itself got involved in the “indirect” fight with the radical Islamists who sally in the south of the country on a regular basis. Another difficult problem for Kazakhstan is to show to the entire global community that simple Muslims are different from kamikaze terrorists in yashmaks. And it will be necessary to solve this problem quite urgently. It is well known that many European countries face the problem of Muslim Diasporas on their territories. Or, rather, the Diasporas have faced aversion shown by the governments of Germany, France, and other states. The perennial question is how to explain to the freedom-loving Europeans that the rights of women and children in Muslim communities are in line with the Muslim peoples’ traditional way of life, rather than with the newly emerged traditions of the EU. The position to be taken by Kazakhstan in this context would in many respects determine the attitude towards it of the aforesaid Germany that has shown its approval of Nazarbaev’s internal policy during several years. At that, a positive outcome of the work in this direction will make both Europe and the OSCE much closer to the countries of the Orient, thereby giving momentum to a most efficient economic cooperation.

Speaking of security, we cannot fail to mention the activity of the U.S. in Eastern Europe, which is way too excessive according to the opinion of some experts and politicians. It will be very complicated for Kazakhstan to avoid joining Russia’s position in this respect, but it must be avoided, either due to some alternative geographic solutions, or by way of negotiations with the interested parties.

The resurrection of the Great Silk Road, with some adjustments of the route – here’s an economic initiative that would be beneficial both for Europe and for the entire Central Asia. It would help to solve a multitude of parallel tasks, such as the development of the energy sector, the improvement of transport routes and communications, the increase of the trade turnover with the European states, the improvement of the Kazakh immigrants living abroad. And of course, Beijing pays great attention to this idea, therefore, Kazakhstan is about to start on the task that was initially a task of the OSCE – an efficient dialogue between the countries of the continent. A more active investment policy and interest shown by major corporations would be taken and already are taken as something natural; the European states can implement projects directly in Kazakhstan, which would result in the movement in the European direction, the very goal that is one of the most important in Kazakhstan now. At that, the standards of the republic are already being adjusted to the EU requirements. The technical regulations belong to that category as well. And these regulations, in their turn, help Kazakhstan to solve its numerous environmental problems, and to take the national health care system to the next level of development.

In fact, all of these are just forecasts. Whether they would come true or not, would be shown not so much by the Kazakhstan chairmanship of the OSCE as by the next few years. And a criterion of successfulness would be both matter-of-factly economic calculations and an increasing level of life standards of common Kazakhstani people, especially as compared to the inhabitants of developed European states i.e. to the whole world.

* * *

Что год грядущий нам готовит

Андрей Грассмих.

Несколько лет назад нынешний премьер-министр России Владимир Путин сказал в Мюнхене следующую фразу: «ОБСЕ пытаются превратить в вульгарный инструмент обеспечения внешнеполитических интересов одной или группы стран в отношении других стран». Чуть больше шести месяцев осталось до того момента, как слова политика подтвердит или опровергнет Казахстан.

Республика готовилась к этому без малого пять лет. В 2004 году Болгария, возглавлявшая организацию, заявила, что Казахстану по силам на год взять на себя управление одной из крупнейших объединений Старого Света. Сразу же в стране была разработана и внедрена программа политических реформ, новый кодекс о выборах, начался процесс децентрализации власти, реформирование судебной системы и развитие институтов гражданского общества. Об успешности этих начинаний будут судить, скорее, историки; европейские же лидеры, которые не во всём согласны с внутренней политикой Назарбаева ждали момента, когда ситуация в стране станет более или менее ровной. Казахстан не стал председательствовать в ОБСЕ в 2009 году во многом потому, что организация ждала не только декларирования экономических и политических реформ, но и реального их претворения в жизнь. Конечно, за несколько лет наладить добротный диалог едва ли не с каждым жителем страны не удалось. Но положительные тенденции та же Европа и Америка, судя по всему, уже отметили. В глазах привычных к парламентаризму европейцев наиболее важной стала реформа 2007 года, когда Казахстан стал президентско-парламентской республикой с достаточно сильным партийным движением. Плюс к этому, само членство в организации говорило о том, что Казахстан встал на путь «западной» демократии, стоит на нём крепко и не только стоит, но и потихоньку идёт. В этот процесс включилась даже казахстанская оппозиция, которая разработала и предложила свою «Дорожную карту Казахстана в ОБСЕ».

2010 год станет, пожалуй, самым важным для республики на пути её становления. Не секрет, что Европа решилась на этот шаг с изрядной осторожностью. Главная опасность для Казахстана на этом пути – откровенное лоббирование своих интересов и интересов своих соседей. У Узбекистана таковые в Европе есть. Потому как давно пора начать реабилитироваться в глазах всего мира за многочисленные «инциденты». В Туркменистане придерживаются достаточно независимой позиции по отношению к странам старого континента. Всё, что они хотят получить от ЕС – они либо уже получили, либо получат в ближайшее время. Кыргызстан о своих интересах в Европе пока ничего никому не заявлял. Там реализовываются несколько программ по линии ОБСЕ, но Бишкеку предстоит жаркое лето, утяжелённое президентскими выборами, а стало быть, и насыщенная событиями осень жителям соседней страны гарантирована. Таджикистан, в котором свет в регионах включают только по особым праздникам, тоже поглощён решением внутренних проблем.

И пока заказов от соседей нет, Казахстан вынужден, как говорится, думать и за себя, и за «того парня». Один из главных нематериальных плюсов председательства страны в ОБСЕ – улучшение имиджа страны в глазах потенциальных партнёров. Причём, не на один год и даже не на два, потому как вряд ли руководство страны остановится на достигнутом. На внешнеполитический облик Казахстана повлияет и умение решать проблемы всех заинтересованных сторон. Уже сейчас невооружённым глазом заметны призывы в адрес Назарбаева заняться решением того или иного вопроса, в котором крупные игроки придерживаются полярных позиций. Умение наладить контакт со всеми и на деле доказать беспристрастность к участникам любого диалога напрямую повлияет на размеры тех дивидендов, которые может получить страна. А их уж очень много.

Пока МИД Казахстана озвучил лишь основные направления работы. Они сочетаются с основными задачами организации – усиление военного и экономического сотрудничества. Поэтому два главных для Казахстана вопроса – реальная помощь в урегулировании афганского вопроса и прокладка азиатско-европейского транспортного коридора от Балтики до тихоокеанского побережья КНР. Что касается Афганистана – то тут Астана может предложить свои услуги посредника в установлении и проведении диалога. Другое дело, что это уже предложил Курманбек Бакиев, только в отношении Бишкека. Впрочем, и здесь у Казахстана явное преимущество – Кыргызстан не готов к этому ни инфраструктурно, ни кадрово. Против Бишкека говорит и то, что Кыргызстан сам оказался втянут в «заочную» борьбу с радикальными исламистами, которые периодически совершают вылазки на юге страны. Показать всему мировому сообществу, что простые мусульмане отличаются от террористов-смертников в парандже – ещё одна непростая проблема для Казахстана. И решать её надо будет едва ли не в первоочередном порядке. Известно, что многие европейские страны столкнулись с проблемой мусульманских диаспор в своих странах. Или, точнее, диаспоры столкнулись с неприятием со стороны правительств Германии, Франции и других государств. Извечный вопрос – как объяснить свободолюбивым европейцам, что права женщин и детей в местах компактного проживания мусульман согласованы пусть не с новоявленными традициями ЕС, но с многовековым укладом жизни этих народов. Позиция, которую займёт Казахстан в этом вопросе, во многом определит отношение к нему той же Германии, которая на протяжении нескольких лет высказывала своё одобрение внутренней политике Назарбаева. При этом положительный результат работы в этом направлении настолько приблизит и Европу, и ОБСЕ к странам Востока, что это даст толчок к мощнейшему экономическому сотрудничеству.

Говоря о безопасности нельзя не упомянуть об излишней, по мнению некоторых экспертов и политиков, активности США в Восточной Европе. Не занять позицию России в этом вопросе Казахстану будет очень сложно, но этого нужно избежать. Или за счёт каких-то альтернативных географических решений или путём переговоров с заинтересованными участниками.

Восстановление Великого Шёлкового Пути, с некоторыми корректировками маршрута – вот уже экономическая инициатива, выгодная как Европе, так и всей Центральной Азии. Она решает множество параллельных задач, таких, как развитие энергосектора, улучшение транспортных путей и коммуникаций, увеличение товарооборота с европейскими государствами, повышение уровня жизни казахстанских мигрантов за рубежом. И, конечно, внимание этой идее уделяют в Пекине, а стало быть, Казахстан стоит на пороге задачи, изначально стоявшей перед ОБСЕ – это продуктивный диалог между странами материка. Активизация инвестиционной политики и интерес со стороны крупных корпораций будут восприняты и уже сейчас воспринимаются, как нечто само собой разумеющееся; европейские государства могут напрямую реализовывать в Казахстане проекты и результатом этому станет движение в том самом «европейском направлении», которое является сейчас для Казахстана одним из самых приоритетных. При этом, в республике уже начали подгонять свои стандарты под требования ЕС. Сюда относят и технический регламент. А он, в свою очередь, решает для Казахстана, например, многочисленные экологические проблемы и выводит на следующий уровень развития отечественную медицину.

Впрочем, всё это лишь прогнозы. Их состоятельность покажет даже не столько само председательство Казахстана в ОБСЕ, сколько последующие несколько лет. И критерием успешности будут служить не только сухие экономические выкладки, но и повышение уровня жизни рядовых казахстанцев, особенно в сравнении с жителями передовых стран Европы, а значит, и всего мира.

Share