Dilyaram Arkin

Grigoriy Marchenko about honest and dishonest bankers

Dilyaram ArkinAs we have formerly written, the ex-president of BTA Bank Mukhtar Ablyazov, in his interview to the K-Plus channel, blamed the Kazakhstani authorities for the raider takeover of his bank and for many other things. What is actually behind Ablyazov’s accusations? And why nobody hurries to extradite Ablyazov? “Freedom of Speech” talks to the President of the National Bank of the RK Grigoriy Marchenko, whom the runaway banker also put on his black list.

If you lied once

In his speech on K-Plus Mukhtar Ablyazov argues that allegedly, in February 2008, when meeting him in Moscow, Nursultan Nazarbaev required him to surrender the controlling interest in the BTA Bank to him personally. According to him, the nationalization of the BTA was carried out in the framework of some project called The Superkhan. Do you know anything about it?

– I was not present in person at these meetings and I have never heard of a Superkhan project. Moreover, when Mr. Ablyazov starts enumerating far-fetched things about me, he forgets, for some reason, to mention that I came to work to the National Bank in late January 2009. Therefore, I had no relation whatsoever to all the talks held in 2008. Ablyazov is just very much annoyed with me telling the truth. And seeing that people trust me, both here and in the West, he is trying to discredit me by all means. This is it. And these attempts have to be taken coolly. When in 2001 legislation about consolidated supervision was ratified, Ablyazov resorted to the same methods – he was paying for all sorts of libeling articles in his own paper that threw all sorts of blames against me! When the crisis broke loose in 2007, and the Bank Turan Alem started swaying on its feet, he feared the deposits extraction, and started spreading rumors that the government is allegedly planning a resolution to transfer all the accounts of national companies to the People’s Bank where I used to work at the time. But no resolution was adopted or prepared at that time! It was a lie from the start, but, however, Ablyazov and the media he controlled started spreading this lie. That was the same thing he did in 2001, and in 2007, and he is doing the same now. And when I find out that he lied here, he lied there, and that he is in general a liar, a thief, and a mastermind of scheme, then why I or anybody else have to trust him when he talks of some meetings in 2008 with Nazarbaev, Utemuratov, or somebody else? If you lied once, who will trust you again?

Raider-schmaider

Ablyazov insists that his bank was taken over by raider attack, how do you comment on this?

– The situation was very simple. On the second day of my employment with the National Bank Mr. Solodchenko came and asked where the department where the licenses were cancelled was. You do realize, don’t you, in what cases the licenses are submitted for cancellation? I.e. he was the chairman of the bank’s management board, and he knew perfectly well that BTA was well on its way to collapse. And then Mr. Ablyazov himself showed up. I knew he was a liar, and for that specific reason I invited Anvar Saydenov, my predecessor as chairman of the National Bank, and I also invited Sartbaev, who was deputy chairman and was in charge of the foreign markets, and Kozhakhmetov, deputy chairman of the AFN. I did that because Ablyazov might well start talking afterwards, that he was in Marchenko’s office and that Marchenko wanted him to surrender the bank, or that this Marchenko character designs a project called the Superbanker or something! But as I’ve talked to him in presence of witnesses, this little number didn’t work out. So here’s how it went: in the presence of witnesses Solodchenko and Ablyazov asked for 1.2 billion dollars, without offering any security or real warranty for the repayment of this money. After we refused them and told them we’d give money only against security options confirmed by our own documentation, they still scraped up some collateral for 70 million dollars, and we gave them the loan on the same day. By the way, Ablyazov called me afterwards and thanked me for our fair attitude.

Then he went looking for money to the government, but nobody gave him a thing. Then he entered other offices. Then he decided not to return back to the country, because by that time he already siphoned everything he could out of the bank. And he would siphon those 1.2 billion just as well.

Back then, the bank needed an injection of 1.7 billion dollars. I talked about that at a press conference, and said that if he had that kind of money (and he does have that kind of money, and even more, and I am perfectly aware of that), then let him invest the necessary amount in the bank’s capital and manage the bank, and bear responsibility for it. But Ablyazov didn’t want that!

Let him return the money

As it is known, the new BTA Bank management sued Ablyazov in the courts of England. What are the results?

– From the very start, the English lawyers suggested two options for the resolution of this problem. The first one was as follows: you sue Ablyazov for criminal liability, and then we will maybe get to put him to jail, and in theory he might be extradited to the Kazakhstani party, but you would never see your money back. Or there was the second option: you bring a civil action, and then you might get back the money funneled from the bank. But a civil action is not a penal one, and in this case Ablyazov wouldn’t be put to jail. So the bank, where the controlling interest was and still is owned by Samruk-Kazyna, took the perfectly conscious decision to bring a civil action. And it is quite understandable – it’s all about the money. Nobody cares about Ablyazov as an individual. And what does he do? In order to avoid losing a great amount of money he stole from the bank, he is doing his best to inflate the political side of the game. Now it transpires that – go figure – he was one of the opposition leaders and that everyone in Kazakhstan persecutes him for that. But in fact nobody cares about him. We the National Bank don’t care about him for sure. Personally I don’t care either. What am I supposed to do with him? Play chess with him or what? Let him just give back the money stolen from the BTA and get on with his life in England or anywhere.

Concurrently, the General Prosecutor’s Office in Kazakhstan investigates the criminal case on the embezzlement of funds by Ablyazov from the BTA Bank. According to the deputy General Prosecutor Johann Merkel, the case cannot be closed because they cannot reach an agreement with the English authorities about Ablyazov’s extradition to Kazakhstan.

– I think we should proceed from the fact that nobody will ever extradite him. But the law enforcement authorities have their work and their task. I am not a believer in the jailing of financiers. Nobody would benefit from that. But if the money returned to the bank, or at least some part of it did, it would be a good thing for us and for the bank, as well as for the creditors who agreed to the credits restructuring. But you do realize, right, that a half of the money that would be returned must be repaid to the foreign creditors.

Ablyazov says that the government managed to convince the creditors to write off about 8 billion. Is that true?

– Yes, but it’s seven billion, not eight. At that, Ablyazov himself, Roman Solodchenko, and the rest of the people hiding in London, have declared about 50 times that the bank restructuring is doomed to failure. However, it all worked out. A part of the debt was written off, a part was restructured as longer-term securities, a part was swapped for bank shares. That was what the restructuring was about. There were a couple of options that the creditors could choose among. And more than 90% of the creditors voted voluntarily for these conditions. That was the reason why the restructuring was successful, despite all sorts of publications generated by Ablyazov and the media he himself controlled.

Politics is not a solution

Ablyazov also insists that he had no reason to steal money from his own bank…

– Excuse me, I will contradict you on that. First of all, he never controlled the bank. Formally, Ablyazov never owned a single share of the bank. Everything he owned was through offshore firms. According to different data, he held a 36 to 38% stake in the bank. And the offshore firms where he transferred the money were his to the extent of 100%. When you own stock of 30 to 40% in a bank and can’t control in full the assets is one thing, and when it’s 100% of the assets you own in offshore firms is quite another! That is why he embezzled large amounts of money. Second of all, the bank wasn’t his as there were Tatishev’s widow and brothers, and international financial corporations i.e. the affiliated companies of the World Bank, and the European Bank for Reconstruction and Development. So here is the outcome of Ablyazov robbing the minority shareholders! He tricked as well the regulators, the auditors, the legal firms that prepared the documents for syndicated loans and Eurobonds placement. Ablyazov lied to the investment banks; in short, he lied to everyone. Now he has just one option left – to give it all a political flavor, to position himself as a victim of political persecution, to play the opposition leader, a role that he has never actually played. That is why he is painting everyone black and calls everyone names like “regime”.

The BTA, as system-forming bank of the country, has always been under careful control of the National Bank and the Agency for Financial Supervision of the RK. How come they’ve missed the multibillion embezzlements that were on for five years, as the General Prosecutor Office now informs?

-It is the AFN, not the National Bank that is in charge for supervision. The prudential supervision developed by the Basel Committee as early as in the 1980-s, is totally obvious: it is applicable when the bank managers and owners operate in the field of legality. But if they start deliberately cheating the regulators, to forge the statements, to hide very important information, this is already a task in the field of the law enforcement authorities. I can give you a classical example. Mr. Solodchenko signs several warranties in favor of offshore companies controlled by Ablyazov, and these warranties are put to safe keeping. The warranties must be recorded as an off-balance liability of the bank, and they have to inform about them both the supervision authorities and the auditors. Or, when they, say, attract syndicated loans and place Eurobonds, they have to show all the information to the investor. But they’ve been hiding it from everyone. And how can you discover hidden information? Only when the safe box is opened. But the safe was opened only when Solodchenko was already in hiding abroad. That is why they are frauds and scoundrels. I don’t need to wait for a court decision in order to know that they are frauds. There was no BTA raider attack at all! He funneled money out of the bank, and the government had to get involved in order to save the bank. And the government did save it, despite all the counteractions of Ablyazov and the newspaper publication he paid for to tell that the bank would collapse anyway.

The democratic choice didn’t choose

Is Ablyazov’s affirmation true about you wanting to enter the ranks of Young Turks and to join the DVK party in the fall of 2001?

– It is true that I was offered that, but I refused. I had two discussions with Zhakiyanov and I reasoned my refusal quite politely. Then Dzhandosov came over, and I explained my reasons to him as well. I said Mr. Ablyazov was a scoundrel and that he would betray them about three times each. I would never join a union where the likes of Ablyazov are members. I am a consistent person in these matters. If I said no, it is a firm no. I never made any promises either. Moreover, I, as President of the National Bank, am actually not supposed to participate in politics of any sort. That is why I never joined or would join any political parties, unions, or associations.

However, four years later you made a demarche and quit your office, by making a declaration against the then-prime-minister Daniyal Akhmetov, whom you called “the president’s staffing error”. By the way, how would you assess the work of the current government? Since then, in your opinion, have they made any other staffing errors?

– In 1997 I also quit with a “demarche” from the Securities Commission. And I am ready to declare officially that Masimov is a much better prime minister than Daniyal Akhmetov. I’ve worked with seven different prime-ministers, and they all had their good points and bad points. But Akhmetov was the worst. I’ve told that both to him personally and to the President. I don’t think it to be a demarche as I’ve left peacefully. I said I couldn’t work with that prime minister anymore, after which the President appointed me his assistant. And as late as after the October elections he let me go into the private sector.

Maybe you can reveal the secret now, about your controversies with Daniyal Akhmetov?

– Why would I do that? Our ways parted, that was it. I have fought with Akezhan Kazhegeldin as well, when he was prime minister, and with Tereshchenko, when he wanted to swap for grain all the gold assets of the National Bank.

Do you fight, too, with the current head of government Karim Masimov?

– With Masimov, I never had a fight. In this respect, he is a better adjusted person, and moreover, as he has worked in the financial sector for a couple of years, it is much easier for me to talk to him. We have a good working relationship. By the way, I was on good terms with Imangali Tasmagambetov as well, when he was prime minister. He did not get involved in our activity at all. When there were any issues arising, Tasmagambetov was helping us. But it’s not about personal relationships, it’s about institutional ones. The National Bank does not depend on the government, and the government does not depend on the National Bank. And we are quite happy with that.

Under the plane wing

The procurement of airplanes for corporate needs was inculpated to the BTA Bank management. But as it is well known, other private banks also have their own or leased-out aircrafts.

– I used to work in a private bank as well, in the People’s Bank. But for some reason, our bank did not buy planes, did not overindulge in borrowings, and never rendered financial support in huge amounts to anyone.

Does the head banker have an aircraft?

– Are you kidding me? I always fly Air Astana. I never ordered a charter, in People’s Bank or in the National Bank. Actually, we once took an AN-2 into lease in order to fly from Uralsk to Aktyubinsk, as there were no planes back then. But excuse me, buying Gulfstreams or Cessnas for a couple of million dollars is one thing, and leasing out a 1952 plane for 8 thousand dollars is another thing! That is why everything that Ablyazov said is a lie. I’ve worked in the People’s Bank for 4.5 years, but it never occurred to me, or to the president of the board of directors Pavlov, to buy from the bank’s funds a private jet just for the two of us, as Ablyazov did. As for Ablyazov, he jumped to this idea quite readily. Not everyone is like Ablyazov, and neither am I. And I am happy for that. I never gave or took a bribe, and I am very proud of it.

Nazarbaev’s man

So you live up to your income?

– Yes!

And you still coop up in a two-room flat?

– No, I used to live in one before. Now I have a house, thank God. I can afford it. I’ve been living in that house for five years. Before that, when I was chairman of the National Bank, I had the only piece of real estate – a single-bedroom in Almaty. I also had a villa, but it was state-owned, and when I quit my job, it was taken away. Must say, I didn’t want to vacate it, but they asked me politely to get out.

And what is the salary of the country’s head banker?

– Why are you asking that?

It’s just that Internet rumor has it that Timur Kulibaev allegedly pays you an extra of 100 thousand dollars per month.

– Does he really?! Then let him pay me the arrears for two years! Because he never gave me anything. Kulibaev never paid me. I don’t even know whether it is worth regretting or not. And why would he have to pay me? I owe him nothing.

But you are considered to be Kulibaev’s creature, and a member of the same grouping, with him and Masimov. Is it not true? Will you contest it?

– Easily. In the last two years while I’ve been working in the National Bank, I’ve never even been in the same room together with Messrs. Masimov and Kulibaev. Why would I be in the same grouping with them? I’ve been appointed to this position twice by the same man – the head of the State. That is why I remain Nazarbaev’s man, just as I’ve always been, and I am not a member of any grouping, and neither am I planning to become one. The President got me back in a moment of hardship, when the crisis had to be fought. Now when the crisis is over, if I am let go, and again, only the President can let me go, I will go to the private sector. However, I will not return to the People’s Bank again because of unasked-for talks about me working in the National Bank and receiving extras from Kulibaev, and then coming back again. Everything I have accumulated during my work is my reputation, which fact annoys the guts out of Mr. Ablyazov who gained a reputation of a fraud, liar and scoundrel.

Will settle the things myself!

Lately, criminal proceedings for money embezzlements have been instituted against more than ten bankers by the law enforcement authorities. Doesn’t our country have a single honest banker?

– Criminal cases are under investigation now, and I think it would be preposterous to give any comments now. I’ve never seen the materials of these cases. But not all bankers are the same. We do have honest financiers, thousands of them. More than three thousand people work in the National Bank. Where and when in the last 17 years, when Sembaev came, were there facts of bribery detected in the National Bank? If it turns out that there are any, I will settle the things myself with these people before the proceedings in court!

You mean, you’ll shave their heads and put them in handcuffs like Rakhat Aliev did?

– No way, what are you talking about? Violence is just wrong. I will simply fire them. When I worked in the People’s Bank, we fought the corruption by own efforts. We detected 286 cases in three years, and we transmitted them all to the law enforcement authorities. Another thing is that not everyone got to be tried; few people were convicted for corruption. About ten thousand people worked in the People’s Bank. 286 people are not a majority either, but the “vast” minority. The affirmation that all the top managers of banks are thieves is a lie. It is even an insult for some. That is why the affirmations about all bankers being bad, all public officers taking bribes, all journalists being stupid and all Russians being drunks are just wrong.

Recently, Serik Nokin, president of the Agency for Construction and Residential Resources and Utilities, proposed to examine the issue about using the pension savings as down payments for mortgages. Do you support this initiative?

– When I myself spoke about it at a press conference five years ago, nobody heard it for some reason. And now, when Nokin mentioned it, everyone started discussing it. What is the essence of the question? A certain threshold is determined, say, 3 million tenge. If somebody has saved more than 3 million, then the extra amount may in theory be used as the down payment for the mortgage, as it is done in Singapore. Incidentally, in Singapore people can use these savings for small and medium business, or to buy medicines, or some medical services. But we have to be honest further on. What share of the population has such kind of extra savings? We’re talking 2-3%, not more. This is the first factor. Second, why do they have important savings? Because they have a high salary. And if they have a high salary, they are bound to have already settled their residential issue. So the number of people having the possibility to use their pension deductions would be small. In five years there will be more of them, and even more than that in ten years. It is then when the issue will be worth discussing, whereas now it is too early to talk about it.

Freedom of Speech newspaper

* * *

Дилярам АРКИН

Григорий Марченко о честных и нечестных банкирах

Как мы уже сообщали, экс-глава БТА Банка Мухтар Аблязов в интервью телеканалу “К плюс” обвинил власти Казахстана в рейдерском захвате его банка и во многом другом. Что стоит на самом деле за обвинениями Аблязова? И почему Аблязова не спешат экстрадировать? “Свобода Слова” беседует с председателем Национального Банка РК Григорием Марченко, которого беглый банкир тоже вписал в свой черный список.

Единожды солгав

В своем выступлении по “К плюс” Мухтар Аблязов утверждает о том, что якобы в феврале 2008 года Нурсултан Назарбаев при встрече с ним в Москве потребовал отдать контрольный пакет БТА Банка лично ему. По его словам, национализация БТА была проведена в рамках некоего проекта “Суперхан”? Вам что-нибудь известно об этом?

– Я на этих встречах лично не присутствовал и ни о каком проекте “Суперхан” не слышал. Более того, когда г-н Аблязов начинает через запятую про меня невесть что перечислять, он почему-то забывает упомянуть, что я пришел работать в Нацбанк в конце января 2009 года. Поэтому ко всем переговорам, которые проводились в 2008 году, я никакого отношения не имел. Просто Аблязова сильно задевает, что я говорю правду. А поскольку мне верят люди и здесь, и на Западе, он пытается меня каким-то образом дискредитировать. Вот и все. И к этому нужно относиться совершенно спокойно. Когда вводилось законодательство о консолидированном надзоре в 2001 году, Аблязов прибегал к таким же методам – проплачивал всякие негативные статьи в своей газете, которая в чем только меня не обвиняла! Когда в 2007 году начался кризис и Банк ТуранАлем зашатался, он побоялся, что произойдет вывод депозитов, и тут же стал распространять слухи о том, что якобы правительством готовится постановление о переводе всех счетов национальных компаний в Народный банк, где я тогда работал. Но никакого постановления на самом деле тогда не принималось и не готовилось! Это была ложь с самого начала, но, тем не менее, Аблязов и контролируемые им издания эту ложь стали распространять. Таким же образом он поступил и в 2001 году, и в 2007-м, и продолжает делать сейчас. И когда я узнаю, что он то здесь, то там солгал, и вообще он лжец, вор и схемотехник, то почему я или кто-то другой должны верить ему, когда он рассказывает о каких-то встречах в 2008 году с Назарбаевым, Утемуратовым или еще с кем-то? Единожды солгавшему, кто поверит?

Рейдер-шмейдер

Аблязов уверяет, что его банк был захвачен рейдерским путем, как вы это прокомментируете?

– Ситуация очень простая. На второй день после моего выхода на работу в Национальный Банк пришел господин Солодченко и спросил, где здесь сдают лицензии. Вы ведь сами понимаете, в каких случаях сдают лицензии. То есть ему, как председателю правления банка, было ясно, что БТА уже находится в предынфарктном состоянии. А потом пришел и сам господин Аблязов. Я прекрасно знал, что он лжец, поэтому на нашу встречу специально пригласил Анвара Сайденова – моего предшественника на посту председателя Нацбанка, а также Сартбаева, который был заместителем председателя и отвечал за внешние рынки, и заместителя председателя АФН Кожахметова. Поскольку потом Аблязов стал бы говорить, что был в кабинете у Марченко, который требовал отдать банк или что этот Марченко развивает какой-то проект под названием “Супербанкир”! А так как я с ним разговаривал при свидетелях, то этот номер у него не прошел. Так вот, при свидетелях Солодченко с Аблязовым просили 1 млрд 200 млн долларов, не предложив при этом никаких залогов и реальных вариантов возврата этих денег. После того как мы им отказали и сказали, что дадим деньги только под утвержденные нашими документами варианты залогов, они все же наскребли залог на 70 млн долларов, и в тот же день мы им выдали кредит. Аблязов после, кстати, звонил мне и благодарил за объективное отношение.

Потом он поехал искать деньги в правительстве, но ему не дали. Затем в другие кабинеты заходил. А после решил не возвращаться в страну, потому что к тому времени все, что можно, он вывел из банка. И те 1 млрд 200 млн, которые он просил, он таким же образом вывел бы.

Тогда в банк нужно было вставлять 1 млрд 700 млн долларов. Я говорил об этом на пресс-конференции, что если у него есть такие деньги (а они у него имеются и даже больше, я об этом прекрасно знаю), то пусть он вставит их в капитал банка и управляет им. И несет за него ответственность. Но Аблязов этого не захотел!

Пусть вернет деньги

Насколько известно, новое руководство БТА Банка подало в суд Англии против Аблязова. Каковы результаты?

– С самого начала английские юристы предложили банку два варианта решения этой проблемы. Первый: вы подаете иск о привлечении Аблязова к уголовной ответственности, и тогда, может быть, добьемся того, что его посадят и теоретически выдадут казахстанской стороне, но при этом не получите денег. Либо второй: вы подадите гражданский иск, и тогда можете вернуть деньги, выведенные из банка. Но гражданский иск – это не уголовный, в этом случае Аблязова сажать в тюрьму не будут. Совершенно сознательно банк, контрольный пакет которого принадлежал и принадлежит “Самрук-Казыне”, пошел на гражданский иск. И это понятно – вопрос вообще стоит только о деньгах. Аблязов как физическое лицо никого не интересует. А что он делает? Чтобы избежать большой потери денег, выведенных из банка, он всячески раскручивает политическую подоплеку этого дела. Теперь выясняется, что, оказывается, он был одним из лидеров оппозиции и что за это его все в Казахстане преследуют. Но на самом деле он никому не нужен. Нам, как Национальному Банку, он точно не нужен. И мне тоже. Что мне с ним делать? В шахматы играть, что ли? Пусть только вернет похищенные из БТА деньги и живет дальше себе в Англии или еще где-то.

В Казахстане параллельно Генпрокуратурой расследуется уголовное дело по хищениям средств Аблязовым из БТА Банка. По словам замгенпрокурора Иоганна Меркеля, дело никак не могут закончить из-за того, что не удается договориться с английскими властями об экстрадиции Аблязова на родину.

– Я думаю, что нужно исходить из того, что его никто не экстрадирует. Но у правоохранительных органов своя работа и задачи. Я не сторонник того, чтобы финансистов сажали в тюрьму. Никому от этого лучше не будет. Вот если бы деньги вернулись в банк или хотя бы какая-то их часть, это было бы хорошо как для нас, так и для банка, и для кредиторов, которые согласились на реструктуризацию кредитов. Но вы же знаете, что половина тех денег, которые будут возвращены, уйдут международным кредиторам.

Аблязов говорит, что государству удалось убедить кредиторов списать около 8 миллиардов. Так ли это?

– Да, но не 8, а 7 млрд долларов. При этом сам Аблязов, Роман Солодченко и остальная группа товарищей, которая прячется в Лондоне, не менее 50 раз заявляли, что реструктуризация банка обречена на провал. Но, тем не менее, все получилось. Часть долгов списали, часть реструктуризировали в более длинные бумаги, часть поменяли на акции банка. В этом и заключалась реструктуризация. Было несколько опционов, которые могли выбрать сами кредиторы. И за эти условия проголосовало добровольно более 90% кредиторов. Поэтому она была проведена успешно, несмотря на всяческие публикации со стороны Аблязова в контролируемых им же СМИ.

Политика – это не выход

Аблязов также утверждает, что ему незачем было воровать деньги из собственного банка…

– Нет уж, извините. Во-первых, этот банк он никогда не контролировал. Формально Аблязову не принадлежало ни одной акции банка. Все принадлежало ему через оффшоры. По разным данным, у него было от 36 до 38% акций банка. А те оффшоры, куда он переводил деньги, ему принадлежали на все 100%. Одно дело, когда у тебя 30 – 40% акций в банке и эти активы ты не можешь полностью контролировать, другое дело – когда это 100% активов, принадлежащих тебе в оффшорах! Поэтому он выводил деньги из банка в особо крупных размерах. Во-вторых, банк был не его, там были вдова и братья Татишева и международные финансовые корпорации – дочерние организации Всемирного банка, и Европейский банк реконструкции и развития. Вот и получается, что Аблязов грабил миноритарных акционеров! Обманывал он и регуляторов, и аудиторов, и юридические фирмы, которые готовили документы на привлечение синдицированных займов и размещение еврооблигаций. Аблязов обманывал и инвестиционные банки, то есть всех. Теперь у него остался единственный вариант – политизировать все, позиционировать себя как жертву политических преследований, строить из себя вождя оппозиции, каковым он никогда не был. Поэтому он и мажет всех черной краской и обзывает всех словом “режим”.

БТА, как системообразующий банк страны, всегда находился под пристальным контролем Нацбанка и Агентства финансового надзора РК. Как могло случиться, что они просмотрели многомиллиардные хищения денежных средств в течение 5 лет, о чем сейчас сообщает Генпрокуратура?

– За надзор отвечает АФН, а не Нацбанк. Пруденциальный надзор, разработанный Базельским комитетом еще в 1980-е годы, совершенно очевиден: он действует, когда менеджеры банка и его владельцы работают в правовом поле. Но если они сознательно начинают обманывать регуляторов, подделывать отчетность, скрывать очень важную информацию, то это уже в компетенции правоохранительных органов. Приведу классический пример. Г-н Солодченко подписывает несколько гарантий в пользу оффшорных компаний, контролируемых Аблязовым, и эти гарантии кладутся в сейф. Гарантии должны отражаться как внебалансовое обязательство банка, и они должны об этом сообщать и надзору, и аудиторам. Или когда они, допустим, привлекают синдицированные кредиты и размещают еврооблигации, они должны всю информацию показывать инвесторам. А они скрывали это от всех. А как можно обнаружить скрытую информацию? Только тогда, когда вскроешь сейф. А сейф вскрыли тогда, когда Солодченко уже скрылся за рубежом. Поэтому они мошенники и проходимцы. Мне не нужно ждать решения суда, чтобы знать о том, что они мошенники. Никакого рейдерского захвата БТА Банка не было! Он вывел деньги из банка, и государство вынуждено было вмешаться в ситуацию, чтобы спасти этот банк. И государство этот банк спасло, несмотря на все противодействие Аблязова и проплаченные им статьи о том, что этот банк все равно развалится.

Демвыбор не выбрал

Это правда, как заявил Аблязов, что осенью 2001 года вы хотели примкнуть к рядам младотюрков и вступить в ДВК?

– Правда, что предлагали, но я отказался. У меня было два разговора с Жакияновым и я достаточно вежливо объяснил ему свой отказ. А потом приехал Джандосов и я ему тоже объяснил причины. Я сказал, что г-н Аблязов проходимец и что он их еще по три раза предаст. С такими людьми, как Аблязов, я в каком-то одном объединении никогда находиться не буду. В этом плане я человек последовательный. Если сказал нет, то значит – нет. Никаких обещаний тоже не давал. И как председатель Нацбанка я, в принципе, не должен участвовать ни в какой политике. Поэтому ни в какие партии, союзы или объединения не входил и входить не буду.

Однако спустя четыре года все же совершили демарш и ушли в отставку, выступив с заявлением против тогдашнего премьер-министра Данияла Ахметова, которого назвали “кадровой ошибкой президента”. Кстати, как вы оцениваете работу нынешнего правительства? Никаких больше кадровых ошибок не произошло с тех пор, по вашему мнению?

– Я и в 1997 году уходил с “демаршем” из комиссии по ценным бумагам. То, что Масимов гораздо лучший премьер, чем Даниял Ахметов, я об этом готов заявить официально. Я работал с семью разными премьерами, у каждого из них были свои плюсы и минусы. Но Ахметов был худшим премьером. Я это и лично ему говорил, и президенту. Я не считаю это демаршем, я ушел мирно. Сказал, что с этим премьер-министром работать больше не могу, после чего президент назначил меня своим помощником. А уже после выборов в октябре он отпустил меня в частный сектор.

Может, теперь вы раскроете тайну, в чем именно заключались ваши разногласия с Даниялом Ахметовым?

– Зачем? Наши пути с ним разошлись. Я и с Акежаном Кажегельдиным ругался неоднократно, когда он был премьером, и с Терещенко, когда он хотел на все золотовалютные активы Нацбанка в 1993 году купить зерно.

А с нынешним главой правительства Каримом Масимовым тоже ругаетесь?

– С Масимовым не ругался. В этом смысле он более уравновешенный, и потом, поскольку он несколько лет работал в финансовом секторе, мне гораздо проще с ним объясняться. У нас ним хорошие рабочие взаимоотношения. Кстати, и с Имангали Тасмагамбетовым, когда он был премьером, тоже были хорошие отношения. Он вообще не вмешивался в нашу деятельность. Когда возникали какие-то вопросы, Тасмагамбетов помогал нам. Но тут дело не в личных отношениях, а в институциональных. Национальный Банк независим от правительства, и правительство независимо от Нацбанка. И нас это вполне устраивает.

Под крылом самолета

Прежнему руководству БТА Банка вменили в вину покупку самолетов для служебных целей. Но насколько известно, другие частные банки также имеют собственные воздушные суда или арендуют их.

– Я работал в таком же коммерческом банке, в Народном. Но почему-то наш банк самолеты не закупал, чрезмерным заимствованием не занимался, финансовой помощи в огромных размерах никому не оказывал.

А у главного банкира есть свое воздушное судно?

– Вы смеетесь что ли? Я летаю самолетами “Эйр Астаны”. Чартеры никогда не арендовал ни в Народном, ни в Национальном банках. Хотя как-то мы брали в аренду АН-2, чтобы из Уральска в Актюбинск перелететь, потому что самолетов тогда не было. Но вы меня извините, одно дело, когда покупаются “Гольфстримы” или “Цесны”, которые стоят несколько десятков миллионов долларов, другое дело – когда за 8 тысяч долларов арендуется самолет 1952 года! Поэтому все, что сказал Аблязов – это вранье. Я 4,5 года работал в Народном банке, но ни мне, ни председателю совета директоров Павлову и в голову не приходило на нас двоих купить, как Аблязов, за счет средств банка самолет. А Аблязову эта мысль как-то очень быстро пришла в голову. Не все такие, как Аблязов, в том числе и я. И я этому рад. Никому не давал взяток и никогда не брал. И очень этим горжусь.

Человек Назарбаева

И живете по средствам?

– Да!

И до сих пор в двухкомнатной квартире ютитесь?

– Нет, это я раньше жил там. А сейчас у меня есть дом, слава Богу. Могу себе позволить. В этом доме я живу уже пять лет. А до этого, когда был председателем Нацбанка, у меня была единственная недвижимость – это полуторка в Алматы. Была еще государственная дача, но потом ее забрали, когда я ушел с работы. Я вообще-то не хотел оттуда переезжать, но меня вежливо попросили.

А какую зарплату получает главный банкир страны?

– Зачем вам это надо?

Просто в интернете ходят слухи, что Тимур Кулибаев якобы вам доплачивает 100 тысяч долларов ежемесячно.

– Правда?! Пусть тогда он за два года вернет все, что задолжал мне! Потому что он ни разу мне ничего не давал. Мне Кулибаев не платит. Я даже не знаю, к сожалению это или нет. И потом, зачем он мне должен платить? Я ему ничем не обязан.

Но вас считают креатурой Кулибаева, и что вы якобы вместе с ним и с Масимовым состоите в одной группировке. Разве не так? Будете опровергать?

– Легко. За последние два года, пока я работаю в Национальном Банке, с господами Масимовым и Кулибаевым ни разу вместе даже не находились в одной комнате. Зачем мне с ними состоять в одной группировке? Меня на эту должность два раза назначал один и тот же человек – глава государства. Поэтому я как был человеком Назарбаева, так им и остался, ни в какие другие группировки не вхожу и не собираюсь. Меня президент вернул в трудный момент, когда нужно было бороться с кризисом. Теперь, когда кризис закончился, если отпустят меня, а это может сделать опять только президент, я пойду работать в частный сектор. Но в Народный банк я уже в любом случае не вернусь из-за лишних разговоров о том, что вот, мол, он работал в Нацбанке, ему вроде Кулибаев доплачивал и теперь вернулся обратно. Все, что я наработал – это моя репутация, что очень сильно раздражает г-на Аблязова, у которого сложилась репутация мошенника, лжеца и проходимца.

Лично разберется!

Последнее время в отношении более десятка банкиров правоохранительными органами заведены уголовные дела по хищениям денежных средств. Неужели у нас в стране не осталось ни одного честного банкира?

– Сейчас расследуются уголовные дела, и, я думаю, будет неправильным давать какие-либо комментарии по этому поводу. Я не видел материалов этих дел. Но не все банкиры одинаковые. У нас много честных финансистов, и их тысячи. В Национальном Банке работают больше трех тысяч человек. Где и когда за последние 17 лет, когда пришел Сембаев, были обнаружены факты взяток в Нацбанке? Если такие найдутся, то я сам лично еще до суда с этими людьми разберусь!

В смысле, как Рахат Алиев будете брить их наголо и ковать наручниками?

– Ну нет, что вы! Насилием действовать нельзя. Просто их уволю. Вот когда я работал в Народном банке, мы сами боролись с коррупцией. За три года выявили 286 случаев, передали все в правоохранительные органы. Другое дело, что до суда не всех довели, по факту коррупции было осуждено мало людей. В Народном банке работало порядка десяти тысяч человек. 286 человек – это тоже не большинство, а подавляющее меньшинство. То, что все топ-менеджеры банков воруют – это неправда. Для некоторых это вообще звучит как оскорбление. Поэтому утверждения, что все банкиры плохие, все чиновники – взяточники, журналисты – тупые, а все русские пьяницы – это неправильно.

Недавно председатель агентства по делам строительства и ЖКХ Серик Нокин предложил рассмотреть вопрос об использовании пенсионных накоплений в качестве первоначального взноса для получения ипотечного кредита. Вы поддерживаете это предложение?

– Когда я сам говорил об этом на пресс-конференции пять лет тому назад, этого почему-то никто не слышал. А сейчас, когда об этом заявил Нокин, все стали обсуждать. В чем суть этого? Определяется какой-то порог, допустим, 3 млн тенге. Если человек накопил больше 3 млн, тогда избыточную сумму теоретически можно использовать в качестве первоначального взноса для получения ипотеки, как это делается в Сингапуре. Кстати, в Сингапуре можно эти накопления использовать для малого и среднего бизнеса или для покупки лекарств, или каких-то медицинских услуг. Но надо же дальше говорить честно. Какая доля населения имеет такие избыточные накопления? 2-3%. Это первое. Во-вторых, почему у них большие накопления? Потому что у них большая заработная плата. А если у них такая зарплата, то, скорее всего, свой вопрос по жилью они уже давно решили. И получается, что количество людей с возможностью использовать свои пенсионные отчисления будет небольшим. Через пять лет их будет больше, а через десять лет еще увеличится. Вот тогда можно поднимать этот вопрос, а сейчас говорить об этом рано.

Газета “Свобода слова”

Share