KAZAKHSTAN: GOVERNMENT’S ANTI-CORRUPTION CAMPAIGN

Wednesday, 22 April 2009, 11:43

C O N F I D E N T I A L ASTANA 000677

SIPDIS

STATE FOR SCA/CEN

EO 12958 DECL: 04/22/2019

TAGS PGOV, PREL, SOCI, KCRM, KZ

SUBJECT: KAZAKHSTAN:  GOVERNMENT’S ANTI-CORRUPTION CAMPAIGN

– SWEEPING EFFORT OR SELECTIVE TARGETING?

REF: A. 08 ASTANA 0680  B. 08 ASTANA 1309

Classified By: Ambassador Richard E. Hoagland, 1.4 (b) and (d)

KAZAKHSTAN:  GOVERNMENT’S ANTI-CORRUPTION CAMPAIGN1. (C) SUMMARY: The Kazakhstani authorities recently launched a well-publicized anti-corruption campaign that has resulted in the arrest of several high-ranking individuals, including the Minister of Environment and a Deputy Minister of Defense, and in convictions of a number of others. The campaign appears to have the full support of President Nazarbayev, who has repeatedly called on the government and the ruling Nur Otan party to battle this “most serious evil.”  Political analysts and civil society leaders remain skeptical, however, that the government’s clean-up efforts will bring permanent results. Most see the campaign simply as evidence of a power struggle among elite groups within the Kazakhstani government and doubt that any of the “biggest fish” will be affected. END SUMMARY.

GOVERNMENT LAUNCHES ANTI-CORRUPTION CAMPAIGN

2. (SBU) The Kazakhstani authorities recently launched a well-publicized anti-corruption campaign that seems to be aimed at the higher echelons of the government and has already brought down several senior individuals. Over the past two months, the Agency for Fighting Economic Crimes and Corruption (also known as the Financial Police) launched investigations against several government officials on suspicion of corruption and abuse of power. The list includes Minister of Environment Nurlan Iskakov and two of his deputy ministers, the director of the Astana City Construction Company and one of his deputies, the Chairman of the Water Resources Committee, and the Director of the Astana Health Department. All of the officials have been removed from their positions and are currently in detention or under house arrest pending the outcome of investigations against them. Investigations have also been launched against numerous mid-level officials and officials in local government, and two regional governors – for South Kazakhstan and East Kazakhstan oblasts – have been replaced and are under investigation. In addition, on April 13, the Committee for National Security (KNB) detained Deputy Defense Minister Kazhimurat Mayermanov on suspicion of abuse of office (i.e., corruption) in connection with government contracts with two Israeli defense firms to design and manufacture new artillery systems.

3. (SBU) Several high-ranking government officials were charged or prosecuted for corruption-related crimes in an earlier “wave” last year. In August 2008, Yuriy Tleumuratov, the Chairman of the Financial Control Committee at the Ministry of Finance, and Ruslan Yusupov, an office director in the same committee, were arrested and charged with bribery and abuse of power. (NOTE: Then-Tax Committee Chairman Nurlan Rahkmetov resigned shortly thereafter, stating that ethics rules demand he share responsibility for the wrong-doings of his subordinates. Some commentators suggested, however, that he had been directly involved in the crimes. END NOTE.) In November 2008, Zhaksybek Kulekeyev, the former chairman of the national railroad company Temir Zholy, was convicted of accepting bribes and abusing his authority (see ref A).

4. (SBU) Perhaps the most high-profile official convicted of corruption-related crimes is Serik Burkitbayev, the former head of KazMunaiGaz and a one-time advisor to President Nazarbayev (see ref B). Burkitbayev was tried in a closed trial and convicted on March 24 for abuse of power, misappropriation of property, and embezzlement. His case, however, is surrounded by political intrigue – Burkitbayev was at one point a close associate of Rakhat Aliyev, Nazarbayev’s exiled former son-in-law, and some press reports have suggested that his conviction was the result of his links to Aliyev rather than his corrupt dealings. Some media accounts claimed that Burkitbayev provided Aliyev with the eavesdropping equipment he apparently used to record embarrassing conversations among senior government officials which were later uploaded to the Internet. Aliyev himself publicly criticized the conviction and vowed to bring the attention of the international community to the case.

ORDER COMES FROM THE TOP

5. (SBU) The anti-corruption drive certainly has the highest backing. On April 1, President Nazarbayev commended Financial Police head Kairat Kozhamzharov for his anti-corruption efforts and told him to continue the fight “irrespective of people’s status and connections.” Nazarbayev has repeatedly called on the government and the ruling Nur Otan party to battle this “most serious evil,” and there is evidence that his words have been taken to heart. Following the President’s criticism of the “corrupt state” of the Shymkent Medical Academy, the Health Ministry reorganized it, shutting down all but three faculties and transferring close to three thousand students to other institutions. The Ministry of Interior (MVD) recently announced that in response to “goals set forth by the President,” the Ministry will reorganize its hiring and promotion processes to increase transparency. And the Ministry of Education publicly committed to cleaning up corruption at schools and universities.

BIG FISH OR SMALL FRY?

6. (C) Despite the high publicity surrounding the round-up of corrupt officials, independent analysts remain skeptical that the government’s clean-up efforts will bring permanent results. XXXXXXXXXXXX told us on April 7 that arrests of individual “wayward” officials will have little effect unless systemic corruption – “the gray economy in government services” – is addressed. Evidence of corrupt dealings could be dug up against numerous high-level government officials, argued XXXXXXXXXXX, so the decision about which officials to bring to justice becomes a purely political one.  He predicted that the campaign will bring down the level of corruption in the short-term – “some will think twice” – but will have little effect on the system as a whole.

7. (C) Political analyst XXXXXXXXXXXX sees the recent convictions more as a sign of intra-elite warfare than evidence of a concerted anti-corruption effort. As evidence, he pointed to the cases of Kulikeyev and Burkitbayev, both of whom XXXXXXXXXXXX believes were convicted on marginal evidence. XXXXXXXXXXXX sees the anti-corruption effort as little more than a fight for property in uncertain economic times – “the accused are the unlucky losers.”

8. (C) Civil society activist XXXXXXXXXXXX also describes the discredited officials as “the weak links in the chain” and believes that the “real sharks” are continuing to operate with impunity. According to XXXXXXXXXXXX, the criminal investigations themselves are hardly transparent and some, like the investigation against former Vice Minister of Environment Alzhan Braliyev, are border-line illegal. (NOTE: A contact of our Public Affairs Section who knows Braliyev personally questioned the veracity of the evidence against him and maintained to us that he is “taking the fall” for his boss, former Minister of Environment Nurlan Iskakov. XXXXXXXXXXXX told us that several of Bralieyev’s associates and friends are coming together to fund his defense. END NOTE.)

XXXXXXXXXXXX ascribed the recent “fury of activity” to new management at the Financial Police. Kozhamzharov was appointed in December 2008 and was given what XXXXXXXXXXXX believes were express orders from President Nazarbayev to clean up the government, “within reason, of course.”

OPPOSITION LEADERS SEE EFFORTS AS “FUTILE”

9. (C) Key opposition leaders also voiced skepticism about the efficacy of the anti-corruption efforts. XXXXXXXXXXXX sees the campaign as “selective punishment” that will not touch the highest echelons of the government. XXXXXXXXXXXXdescribed it as a power struggle between leading elite groups “with corruption used as an excuse.” XXXXXXXXXXXX suggested that the campaign was aimed at eliminating the competition of Nazarbayev son-in-law Timur Kulibayev, who XXXXXXXXXXXX believes has been selected as his successor. (COMMENT: XXXXXXXXXXXX’s view appears to be a bit off base, since Kulibayev’s strongest competitors as potential Nazarbayev successors – such as Astana Mayor Imangali Tasmagambetov – have not been affected by the anti-corruption campaign. END COMMENT.) XXXXXXXXXXXX told us that Kazakhstan’s endemic corruption problems can only be addressed through appropriate changes to legislation – “all else is futile.”

10. (C) COMMENT: Corruption is endemic among Kazakhstani officialdom, as it is across the CIS. Blessed with strong tax revenues, government salaries are high in Kazakhstan compared to its neighbors – for example, Prime Minister Masimov’s salary is over $50,000 a year – but most senior officials live lifestyles that require much higher incomes. In many instances, they receive profits from businesses registered in the names of their spouses or other relatives. In other cases, they’re stealing directly from the public trough. The officials taken down by the anti-corruption campaign are thus just a tiny fraction of those with dirt on their hands. The ongoing anti-corruption campaign does appear to be targeting some officials who have gone too far – and don’t have adequate protection from above to ward off the law enforcement authorities. In other cases, however, it seems likely that officials no more corrupt than any one else have been targeted by rivals taking advantage of the anti-corruption campaign to bring them down. END COMMENT. HOAGLAND

* * *

Среда, 22 апреля 2009 года, 11:43

КОНФИДЕНЦИАЛЬНО, АСТАНА 000677

SIPDIS

STATE FOR SCA/CEN

EO 12958 DECL: 04/22/2019

ТЕГИ: PGOV, PREL, SOCI, KCRM, KZ

ТЕМА: КАЗАХСТАН: АНТИКОРРУПЦИОННАЯ ПРАВИТЕЛЬСТВЕННАЯ ПРОГРАММА

– ВСЕОБЪЕМЛЮЩАЯ КАМПАНИЯ ИЛИ СЕЛЕКТИВНАЯ ОТБОРКА?

ССЫЛКИ: A. 08 АСТАНА 0680  B. 08 АСТАНА 1309

Засекречено: послом Ричардом И. Хогландом, 1.4 (b) и (d)

1. (C) РЕЗЮМЕ: Казахстанские власти недавно начали хорошо разрекламированную антикоррупционную кампанию, в результате которой были арестованы несколько высокопоставленных лиц, в том числе и министр экологии и заместитель министра обороны, также, обвинения были представлены ряду других лиц. Кампанию, судя по всему, полностью поддерживает президент Назарбаев, который не раз призывал правительство и правящую партию «Нур Отан» начать борьбу с этим «серьезнейшим злом». Политологи и лидеры гражданского общества, однако, по-прежнему относятся скептически к «чистке», предпринятой правительством, и сомневаются в том, что она принесет устойчивые результаты. Большинство считают эту кампанию попросту проявлением борьбы за власть в высших сферах казахстанского правительства и полагают, что по-настоящему крупных игроков так никто и не тронет. КОНЕЦ РЕЗЮМЕ

ПРАВИТЕЛЬСТВО НАЧИНАЕТ АНТИКОРРУПЦИОННУЮ КАМПАНИЮ

2. (SBU) Недавно казахстанские власти начали хорошо разрекламированную антикоррупционную кампанию, которая, судя по всему, нацелена на высшие эшелоны власти и уже помогла сместить нескольких важных персон. За последние два месяца Агентство по борьбе с экономической преступностью и коррупцией (также именуемое Финансовой полицией) начало расследования по делам нескольких чиновников из аппарата правительства по подозрению в коррупции и злоупотреблении властью. В этот список входят министр экологии Нурлан Искаков и два его заместителя, директор Градостроительной компании Астаны и один его заместитель, председатель Комитета по водным ресурсам и директор Департамента здравоохранения Астаны. Все эти официальные лица были смещены со своих должностей, и в настоящее время находятся в заключении или под домашним арестом в ожидании результатов расследования по их делам. Расследования также были начаты в отношении множества чиновников среднего звена в органах местного самоуправления, а два губернатора областей – Южного Казахстана и Восточного Казахстана – были смещены с должностей и находятся под следствием. Кроме того, 13 апреля Комитет национальной безопасности (КНБ) задержал заместителя министра обороны Кажимурата Маерманова по подозрению в злоупотреблении властью (т.е. коррупции) в связи с правительственными подрядами, заключенными с двумя израильскими фирмами из оборонного сектора по разработке и производству новых артиллерийских систем.

3. (SBU) Несколько высокопоставленных правительственных чиновников были обвинены либо осуждены за преступления коррупционного порядка в ходе недавно прокатившейся по стране волны антикоррупционной борьбы. В августе 2008 года Юрий Тлеумуратов, председатель Комитета по финансовому контролю при министерстве финансов, и Руслан Юсупов, начальник отдела в том же комитете, были арестованы и обвинены в получении взяток и злоупотреблении властью. (ПРИМЕЧАНИЕ: тогдашний председатель Налогового комитета Нурлан Рахметов вскоре подал в отставку, заявив, что по правилам этики он должен разделить ответственность за правонарушения своих подчиненных. Некоторые обозреватели, все же, предположили, что он был напрямую замешан в преступлениях. КОНЕЦ ПРИМЕЧАНИЯ.) В ноябре 2008 года Жаксыбек Кулекеев, бывший председатель национальной железнодорожной компании «Темир-Жолы», был обвинен в получении взяток и злоупотреблении властью (см. ссылку А).

4. (SBU) Возможно, самый высокопоставленный чиновник, обвиненный в коррупции, это Серик Буркитбаев, бывший глава «КазМунайГаза», ранее – советник президента Назарбаева (см. ссылку В). Буркитбаева судили на закрытом судебном процессе и 24 марта вынесли ему приговор за злоупотребление властью, незаконное присвоение имущества и вымогательство. Тем не менее, его дело окружено политической интригой – Буркитбаев был на каком-то этапе близким соратником Рахата Алиева, ссыльного экс-зятя Назарбаева, а в некоторых отчетах в прессе намекалось на то, что Буркитбаева осудили по причине его связи с Алиевым, а не за получение взяток. В некоторых отчетах СМИ заявлялось, что Буркитбаев снабжал Алиева подслушивающим оборудованием, которое, очевидно, использовалось для записи компрометирующих разговоров чиновников высшего звена, после чего эти записи загружались в Интернет. Сам Алиев публично высказался против обвинения и пообещал привлечь внимание международного сообщества к делу Буркитбаева.

ПРИКАЗ ПРИХОДИТ СВЕРХУ

5. (SBU) Волна антикоррупционной волны, безусловно, пользуется поддержкой в самых высоких сферах. 1 апреля президент Назарбаев похвалил главу Финансовой полиции Кайрата Кожамжаров за его усилия по борьбе с коррупцией и велел ему продолжать борьбу «независимо от статуса и связей». Назарбаев не раз призывал правительство и правящую партию «Нур Отан» бороться с этим «серьезнейшим злом», и есть все доказательства тому, что его слова были приняты близко к сердцу. После того, как президент критично высказался о коррупции в Шимкентской медицинской академии, министр здравоохранения реорганизовал ВУЗ, закрыв все отделения, кроме трех, и переведя около трех тысяч студентов в другие высшие учебные заведения. Министр внутренних дел недавно объявил, что в ответ на «задачи, поставленные президентом», министерство реорганизует свои процессы найма и служебного роста в целях большей прозрачности. А министр образования публично обязался очистить от коррупции школы и университеты.

КРУПНАЯ РЫБА ИЛИ МАЛЕК?

6. (C) Несмотря на громкую рекламу, сопровождающую поиск и задержание коррумпированных чиновников, независимые аналитики по-прежнему относятся скептически к «чистке», предпринятой правительством, и сомневаются в том, что она принесет устойчивые результаты. XXXXXXXXXXX сообщил нам 7 апреля, что аресты отдельных «преступных» чиновников будет иметь незначительный эффект, пока не начнется борьба с системной коррупцией – «серой экономикой в государственном секторе». Доказательства неправомерных сделок можно найти против множества высокопоставленных лиц из правительства, доказывает XXXXXXXXXXX, так что решение о том, кого из чиновников призвать к ответу, остается чисто политическим. Он предсказал, что кампания снизит уровень коррупции в краткосрочной перспективе – «некоторых это заставит задуматься» – но мало повлияет на систему в целом.

7. (C) Политолог XXXXXXXXXXX считает, что недавние процессы были скорее признаками борьбы среди элиты, нежели доказательством согласованного антикоррупционного действия. В качестве примера он привел дела Куликеева и Буркитбаева, которых, по мнению XXXXXXXXXXX, обвинили по недостаточным доказательствам. XXXXXXXXXXX считает антикоррупкционную кампанию не более чем борьбой за имущество в смутные экономические времена – «обвиненные – это лишь неудачники, которым не повезло».

8. (C) Правозащитник XXXXXXXXXXX также называет дискредитированных чиновников «слабыми звеньями цепи» и считает, что «настоящие акулы» продолжают разбойничать безнаказанно. По словам XXXXXXXXXXX, сами уголовные расследования вряд ли можно назвать прозрачными, а некоторые, как например, расследование по делу бывшего замминистра экологии Альжана Бралиева, балансируют на грани незаконности. (ПРИМЕЧАНИЕ: Одно контактное лицо из нашего отдела по публичным делам, который знает Бралиева лично, сомневается в достоверности доказательств против него, и сообщило нам, что он «принимает на себя удар» за своего шефа, бывшего министра экологии Нурлана Искакова. XXXXXXXXXXX сообщил нам, что некоторые коллеги и друзья Бралиева собирают средства для оплаты его защиты. КОНЕЦ ПРИМЕЧАНИЯ.)

XXXXXXXXXXX приписывает недавнюю «бурную деятельность» смене руководства в Финансовой полиции. Кожамжаров был назначен в декабре 2008 года, и получил, по мнению XXXXXXXXXXX, прямой приказ президента Назарбаева о «чистке» правительства, «конечно же, в разумных пределах».

ЛИДЕРЫ ОППОЗИЦИИ СЧИТАЮТ ПОПЫТКУ ТЩЕТНОЙ

9. (C) Ключевые лидеры оппозиции также высказались скептически относительно эффективности антикоррупционной кампании. XXXXXXXXXXX считает кампанию «селективным наказанием», которое не затронет высшие эшелоны правительства. XXXXXXXXXXX назвал кампанию борьбой между ведущими группами элиты, «где коррупция используется как предлог». XXXXXXXXXXX намекнул, что кампания была нацелена на устранение конкурентов зятя Назарбаева Тимура Кулибаева, который, по мнению XXXXXXXXXXX, станет его преемником. (КОММЕНТАРИЙ: XXXXXXXXXXX несколько заблуждается в своем мнении, так как потенциальные преемники Назарбаева – такие, как мэр Астаны Имангали Тасмагамбетов – не пострадали в результате антикоррупционной кампании. КОНЕЦ КОММЕНТАРИЯ.) XXXXXXXXXXX сообщил нам, что эндемические коррупционные проблемы Казахстана можно решить только путем соответствующих изменений законодательства, а «все остальное будет впустую».

10. (C) КОММЕНТАРИЙ: Коррупция среди казахстанских чиновников – это эндемическое явление, как и по всему СНГ. Благодаря высоким налоговым доходам, зарплаты чиновников в Казахстане несколько выше по сравнению с его соседями – к примеру, премьер-министр Масимов получает более 50 тысяч долларов в год – но большинство чиновников высшего звена ведут образ жизни, требующий намного более высоких доходов. Во многих случаях они получают прибыли от фирм, зарегистрированных на имена их супруг, супругов или других родственников. В других случаях они крадут прямо из средств, принадлежащих стране. Так, чиновники, снятые в результате антикоррупционной кампании, это лишь немногие из числа тех, кто запятнал себя такими преступлениями. Текущая антикоррупционная кампания, судя по всему, занимается некоторыми чиновниками, которые зашли слишком уж далеко, и не имеют должной поддержки свыше для того, чтобы оградить себя от преследования по закону. В других случаях, все же, есть вероятность, что чиновники, не более коррумпированные, чем другие, стали мишенью для своих соперников, которые воспользовались антикоррупционной кампанией, чтобы сместить своих конкурентов. КОНЕЦ КОММЕНТАРИЯ. ХОГЛАНД

Share